Холодная весна


Холодная весна
Снежинки падают на лужи.
Как когда-то на душу
Гранатовый альбом Сплина.

Холодная весна
Бумажным самолетом:
Работа, сон, работа.
С арктического дна.

И из сугроба постели
Поднять себя с утра.
Давно уже пора.
Все рейсы улетели.

Еще пятнадцать сна.
За облаками солнце.
Стучит в моё оконце
Холодная весна.

Сверловск и его древняя история (рассказ)


Сверловск и его древняя история.

 

История, как известно дама капризная. Есть у нее свойство выкидывать различные фортели. Хочу рассказать вам про наш город Сверловск - один из крупнейших промышленных и культурных центров Урала. Принято считать, что город был основан в 18-м веке Татищевым под названием Екатеринбург. На самом же деле существовал он задолго до этого. Вот и дата основания Екатеринбурга - Свердловска, мягко говоря, изменена в угоду сиюминутным потребностям правителей. Мы не сможем в этой небольшой статье рассказать всю правду. Но приоткрыть завесу тайны мы в состоянии.

Откроем один малоизвестный повсеместно замалчиваемый факт. Город Сверловск назван в честь горно-сверлильных заводов с 17 века располагавшихся в долине реки Исеть. Сверлильным производством местные жители занимались задолго до нашей эры. Это подтверждают многочисленные археологические находки. В древнейших культурных слоях находятся каменные сверла и просверленные ими кости мамонтов и шерстистых носорогов. Только с самыми искусными мастерами в могилу опускались выполненные из кремня сверла. Вожди племени и самые уважаемые старейшины имели сверла с алмазным наконечником. Да, да уже в те далекие времена была распространена эта технология, позже забытая на многие сотни лет. История не стоит на месте, и сейчас мы уже не можем определить с точностью, к какому народу принадлежали эти древние племена. Но их потомки долгое время сохраняли особый бытовой уклад. Они были ассимилированы пришедшими финно-уграми. Одно из самых уважаемых племен вогулов (манси) получило в наследство их знания. Знания, правда, сохранились не в полной мере и тайна изготовления сверл с алмазным наконечником были уже утрачены. Когда вслед за казаками Ермака в Сибирь пришли русские поселенцы, они были поражены искусством этих племен с реки Исеть в изготовлении украшений с небольшими аккуратно выполненными узорами из сверлёных дырочек. Так же искусно было украшено их оружие и бытовые принадлежности. Наконечники стрел с множеством дырочек, которые придавали стреле особенные аэродинамические свойства и могли пробить навылет железный шишак вместе с головой сейчас можно увидеть в краеведческом музее. Купец Козьма Косорот одним из первых в начале 17 века организовал свое производство на месте Сверловска. Не сразу получилось у него договориться со Строгоновыми, которым эти земли были пожалованы Иваном Грозным. Но за спасение от гибели во время половодья Саввы Строгонова, они разрешили ему иметь свой маленький заводик. Настоящие проблемы у потомков Козьмы - Ивана и Григория Косоротовых начались с приходом Демидовых. Иван погиб в лесу якобы от разбойного нападения. Григорий продал все имущество и со своей женой и детьми и осиротевшей семьей брата уехал на Аляску добывать пушного зверя. С конца 17 века Сверловский завод или Сверловск, как тогда называли город, принадлежал Демидовым. Татищев считается основателем Екатеринбурга. Он приехал на Урал для строительства заводов и нашел это место самым удобным для своей администрации. К тому же не секрет, что мастерством местных умельцев он был «восхищен премного» как писал в своих «Записках о Поясе Каменном, земле за ним лежащей, Сибирью названной». Но политическая конъюнктура тех времен требовала назвать выстроенный рядом с Сверловским заводом административный центр на популярный немецкий манер Екатеринбургом. Так и простоял город с германизированным названием до первой половины 20-го века. Впервые о изменении названия на старое – Сверловск заговорили в 1914 году когда началась Первая Мировая война. Но губернская дума большинством голосов отклонила проект на имя Его Императорского Величества о переименовании города. Так город и продолжал существовать до начала 20-х годов как Екатеринбург. Когда от местных жителей уже в совет было подано первое письмо с просьбой о переименовании города в Сверловск, которое не сохранилось. Письмо попало к Бухарину. Он обладал несколько специфичным юмором и название города изменил. Произвел от фамилии своего соратника – Якова Свердлова. Подправил соответствующим образом и документы на переименование. Сменить название города пострадавшее из-за неудачной шутки Бухарина никто не решился. Так он и остался Свердловском на долгие годы. Документы на переименование «похоронили» в архивах. Лишь недавно они стали доступны. Но люди занятые более важными и значимыми событиями не обратили на них внимания. К тому же часть документов была утрачена. Сохранившаяся часть оказалась разделена и разбросана по разным городам России и ближнего зарубежья. Архив во время Великой Отечественной Войны вывозили в Самару. В Москву бумаги вернулись не полностью, часть осталась в самарском (тогда куйбышевском) областном архиве. Часть вернулась в Москву, а часть попала в Ленинград. Несколько документов оказались в Ташкенте, куда эвакуировали архив в период Сталинградской битвы. И на долгие годы о настоящем имени города – Сверловск забыли.

 

Максим Николаевич Карабач – долгие годы проводил самостоятельное расследование и входит в число активных участников движения за возвращение городу исконного названия. Мы задали ему несколько вопросов о переименовании города.

-Максим Николаевич, как относятся к вашей инициативе простые екатеринбуржцы, которых в скором времени можно будет назвать сверловчанами.

-Скажу прямо, не все понимают, некоторые считают, что это просто способ заработать на переименовании. Есть такие, кто считает, что мы реставрируем советский строй. Но это все от недопонимания и не знания истории города.

-Какой смысл вы видите в восстановлении названия?

-Называясь Екатеринбургом, наш город теряет большую часть своей истории. Ее практически украли у нас. Но в наших силах ее вернуть. Сейчас мы уверены, что городское поселение, основанное татарскими купцами, существовало здесь уже в начале 16 века. Привлечены они сюда были еще раньше искусством местных жителей, произведения которых с радостью покупали жители Средней Азии и Персии. Зная это, мы можем через несколько лет отпраздновать 500-летие города.

-Но название по-татарски звучало по-другому…

-Да конечно, но это название, к сожалению, время для нас не сохранило. Мы предлагаем вернуться к первому достоверно сохраненному и зафиксированному названию города.

-Что мы приобретем, вернув городу название Сверловск?

-Наш город по праву становится одним из старейших городов России. Это, безусловно, привлечет к нам множество туристов. Кроме того, мы приобретаем такую бесценную вещь как гордость. Гордость за наших предков оставивших нам не только сам город, но и сверлильное искусство. Именно оно послужило основой для развития промышленности не только у нас в городе, но и в целом на Урале.

-Сегодня мы практически утратили искусство сверления. Остались ли в городе мастера?

-Их мало, но они есть. Для поддержки и возрождения мы создали фонд Сверлильного Искусства Урала. На нашем сайте sverly.ru вы можете увидеть адрес фонда и его реквизиты. Мы готовы к сотрудничеству со всеми кому сверлильное искусство не безразлично. Разработан проект по введению специального урока «Сверление» в школе. Подготовлен учебник «История сверления» для старших классов. В профессиональных училищах будет введена специальность «Художественное сверление». Работаем активно, и скоро город и область вновь смогут гордиться своими сверлильщиками высокого класса.

-Спасибо вам за рассказ, Максим Николаевич, надеемся скоро увидимся уже в Сверловске.

 

И так всего несколько дней осталось до голосования по названию города. Спросим себя, хотим ли мы навсегда остаться в 18 веке с Екатеринбургом, или хотим жить в 21, помня и уважая всю свою историю. Решение будет зависеть только вас. До встречи на полосах нашего издания и хочется, надеется до встречи в Сверловске.

Косоротов Евгений. Корреспондент газеты «Заря Урала»


Товарищ Вейдер


с_глубокой_благодарностью_от_истинных_имперцев

 

Товарищ Вейдер!

 

Растаял дом в туманности далекой

Не скоро поверну к нему свой глейдер

Ты только спой, пожалуйста, со мною

Товарищ Вейдер! Товарищ Вейдер!

 

Я все осилю и присяги не нарушу

Нет, знаю у меня обратно хода

Ты прикажи, его убью, не струшу

Противный Йода, Зеленый Йода.

 

И снова поднимаюсь по тревоге

Когда исход сражения непонятен

Но не взорвут Звезду на полдроги

Ура! Палпатин! Виват! Палпатин!

 

А если к нам пролезет вдруг повстанец

То брошу с ротой резаться я в покер.

Не подойдет к реактору поганец

Умри Скайуокер! Умри Скайуокер!


О разном

 

Законы игры

На последней подлодке я отправился в ад

Как Эутимио Герра я предал свой отряд

Я выдал коды пароли и сдал все стволы

Потому что не понял законов игры

Нам сальса резала души, мамба портила кровь

Кто заменил революцией слово Любовь?

Кто сказал, что Бог умер и что Бога нет?

Кто-то выпил всю воду и выключил свет

Я гулял по Можайке с бутылкой «Сахры»

И все равно я не въехал в законы игры

Джон Рональд Руэл Толкиен заметает следы

Старый Бильбо умчался до высокой воды

В серых гаванях клочьями грязный туман

И на палубу больше не взойдет капитан

А Чапаев как консервы открывает миры

Мне наверно не доступны законы игры.

 

Доктор Фрейд

Доктор Фрейд пишет посланья на стенах

Он зажигает лампы нового дня

Доктор Фрейд подозревает в изменах

Даже себя не только тебя и меня

 

Доктор Фрейд делает белое черным

Но он способен смотреть и с другой стороны

Доктор Фрейд не считает зазорным

Когда вы раздеты. Ну, да – обнажены

 

Доктор Фрейд ныряет в пучины астрала,

Но он способен достичь и своей глубины

Доктору Фрейду всегда всего кажется мало

Особенно когда выводы не верны

 

Звери

Когда ложишься спать выключаешь свет. А после закрываешь глаза.

Когда я стану великим, я заведу себе электрического пса

Я буду кормить его колбасой сервелат и токами низких частот

А после когда он слегка подрастет, обучу команде Апорт

Он будет гулять по лесам, проводам и в моей голове

Он научится брать следы даже в самой высокой траве

Но когда-то я все же пойму, что собаки скучны как слова

И в этот день я заведу себе электрического льва

И если собаки пугают воров, то львы поедают гостей

Я скормлю ему радио и телевизор и останусь жить без новостей

А после наверно наступят и те времена

Когда, вернувшись к себе, домой я увижу там электрического слона

И этих зверей нет пока, но меня волнует опять

Когда они достанут, куда я их стану девать?

 

 

Москва

Москва слезам не верит

И слабости не прощает

Москва закрывает двери

На 7 замков запирает

Она затыкает уши

И ставит решетки на окна

Она не желает слушать

О том, что закончится плохо

На ветры пустынных улиц

Она принимает ставки

От тех, кто едва проснулись

Спешат на работы и в лавки

Послушны своей столице

Спускаются в подземелье

Чужие сонные лица

Сорвавшиеся с постели

По желтым осенним листьям

Колесами иномарок

Пока мечты не прокисли

Продать под разводами арок.

 

ЯК 40

Заснежены равнины облаков,
Что стелятся под бортом самолета.
И двигатель всю жизнь гудеть готов
Сюиты композитора пилота.
А под крылом раскинулась земля:
Лески, дороги, речки, городишки
И в золото одетые поля,
И знаки века - сотовые вышки
Як 40 он сегодня тихоход.
Летит неспешно, расстоянье мерит.
Внизу его прилета кто-то ждет
И в встречи ожидаемые верит
Як 40 на своем веку видал
Чужие жизни, годы, километры.
Несут по небу сказочный металл
К его крылу прирученные ветры.


Мы как звери (в футляре)


Мы как звери

 

Волк полчаса шел по запаху за косулей. Запах будил аппетит и азарт. Чуткий слух доносил до него все звуки леса. Стук дятла вдалеке, суету птиц в ветвях, шорох листьев под ветром, движение мышей и другой живности в подстилке, барсука расширяющего неподалеку свою нору. Волк был доволен и уверен в скорой добыче.

 

В этой зимой у нас была славная охота. Потом нас, конечно, вычислили, и пришлось уходить. Быстро. Но уходить от погони тоже не плохое развлечение. Еще чуть-чуть и накрыли бы нас. Мы хорошо путали след. Они не сразу его взяли. Конечно, мы немного обнаглели. Но охота на двуногую дичь самая сладкая и веселая. Главное ОХОТА. Убивать необязательно. Но не все себя сдерживают. Бывает, крышу рвет, когда до добычи добираешься.

Конечно, эти светлые уже могли и просчитать, кто это был. Их нельзя недооценивать у них тоже свои интриги. Свои темные в этом случае опасней. Запросто могут подставить. Когда сами будут проворачивать свои делишки. Маги эти ничего в жизни не понимают. Какой смысл делают всю жизнь гадости другим. Удовольствия никакого. Азарта нет. Светлые вообще  полные извращенцы. Филантропы, блин. Чуть что неучтенное провернули и уже смотрят, что бы дозорники не засекли. Небось, по ночам не спят, как боятся. Не понять этим магам радостей от жизни и смерти. Жить можно только один раз и умирать тоже. Почти у каждого из нас есть такая мечта, когда меня загонят порвать какого-нибудь светлого первого уровня. Мечта! Повезет так мага без категорий, сверх категорий, высшего или как там они их называют. В принципе без разницы какого: светлого, темного.

Повезло этой зимой. Такая зима, всем зимам зима. Холод мороз и охота. В город стаи собак со всех окрестностей собрались. Тут мы и поняли, как нам повезло. Никогда у меня в жизни такой охоты не было. За эти несколько месяцев жизнь прожил лучше, чем по лицензии сто лет. И каждый день твой жребий выпадать будет. Себя не обманешь. Порвешь, конечно, от злобы эту подачку. Только ведь это не то. Настоящему охотнику нужна свобода, а не подачка.

Вампиры те ладно. Они мертвяки им не каждый наш руку подаст. Утолил жажду крови, голод свой и все. Нет в них настоящего хищника, зверя. Нет жизни. Нет азарта охотника.

Стали зимой дворняги на людей нападать тут, и мы сообразили. Задрали за зиму всего-то пятерых. Над сколькими просто поиздевались, уже не помню. Дозорные хотя и маги тоже в мороз не очень следили. Вообще мы не только по людям нам любая добыча по зубам и за теми же собаками, а весной так и в лесу.

Был среди нас один – настоящий Волк. Это они нас оборотнями называют. Между собой мы – Волки. Именно так с большой буквы. Мне от него пара древних артефактов досталось. Каждый год умудрялся поохотиться… то есть без лицензии. Браконьер по двуногой живности. Попался по глупости, от лицензионной охоты отказался. Они за ним специально проследили. И звали его подходяще Серый. В смысле Сергей по паспорту.

Мы, как только погода позволила сразу в поход пошли. Из нами задранных только двоих определили как жертв оборотней. Тут нам легче, чем вампирам их зов опытный маг из соседнего города отследит. Нам проще перекинулся, выследил, задрал. Перекинуться можно где угодно. Каждый Волк перекидывается часто. Главное чтобы посторонние не видели.

Плохо, что они обнаружили задранного нами Светлого. Мы одного задрали, специально выследили. Он был слабенький и не из дозора. Это они после него искать начали.

Мы знали, что он из Светлых. Специально его выследили. Валька его несколько дней выслеживала. Просто идеальная жертва в Измайловский парк любил погулять выбраться даже в морозы. Дозорного даже слабенького загнать - особый случай, высший пилотаж, большая честь. Даже если  сразу за этим смерть. Волки ТАКИХ помнят. Вся московская Стая соберется помянуть. А если еще и уйти смог двойной почет. Настоящий Волк красиво уходить умеет и любит. У нас в этот раз получилось. Несколько раз мы их подпускали и уходили.

Когда зима плохая и радостей мало и вспомнить нечего. В лес не выйдешь. Снег рыхлый. Да и волки те, что с маленькой себе еле на жизнь добывают. Охота плохая. В это время люблю в зоопарке на волков посмотреть не так грустно. Весной, как только можно мы каждый раз в походы срываемся. Сейчас еще и от погони. Нас почти все Волки Москвы прикрывают. Мало кто из них догадывается, кого ловят, но каждый готов к Большой Игре. Мы сами не раз своих прикрывали.

 

Сегодня Волки обедали по человечески жаренным. Вкусно пахло жаренной молодой косулей. Мясо было жестковато после зимы животина еще не догуляла. Ну что ж и не такое едали.

Марина разливала вино. Вообще-то Волки редко пьют. Предпочитают другие удовольствия. Миша достал гитару и запел.

 

Мы как звери в темной чаще

Буйной страстною весной

Снег сошел, а мы сплетались

Под столетнею сосной

 

Мы сплетались, расплетались

Воздух был пьяняще чист

Мы взбирались к наслажденью

Муравьем на тонкий лист

 

Мы спускались в подземелья.

Мы взлетали до небес.

И был с нами, между нами,

Нами был весенний лес.

 

Песню Миша написал после Первой Охоты и первой встречи с Надей. Все знают, как обостряются сексуальные чувства после «перекидывания». Тогда было дивное везение. Не просто выдали лицензию. Бежали из лагеря несколько ЗЭКов. Их было двое молодых Волков: Миша и Надя. Стая решила дать им право первой настоящей охоты. С ними конечно шел один из старших.

Волки не вампиры, вампиру нужна кровь. Без крови он просто не сможет жить. У Волка другое дело. Главное процесс. Убьешь или не убьешь это не важно. Чувство охоты, особый азарт – это даже не объяснить.

В первый раз Мишка с Надькой друг друга увидели именно «в шкуре». Потом когда в человеческий образ вернулись вообще любовь с первого взгляда. Волки конечно – Волки, но тоже люди. Есть среди волков и однолюбы. Тем более Первая Охота для Волка и Первая Любовь почти одно и тоже.

 

***

 

В отделении Ночного Дозора стояла тишина и благолепие. Серьезной работы уже давно не было. Виктор раскладывал «паука». По монитору проползла муха. Видимо заклятие опять нарушили пронося мимо какой-то артефакт.

В дверь заглянул Аркадий Борисович:

-Виктор загляни. Дело есть. Важное.

В коридоре царили тишина и полумрак, только пара сотрудников из вернувшихся с дежурства курили у окна. В кабинете Аркадия Борисовича на столе лежал блокатор, которым видимо, пользовались недавно.

-Виктор, садись. Тут к на приезжают, из Москвы. У них проблемы, четверо оборотней зимой накуролесили. Даже одного мага слабенького из светлых задрали.

- За что? - Спросил Виктор утраиваясь напротив.

- Ты ж знаешь этих зверей. Им охота главное, их смысл жизни. Сколько волка не корми… Задрать мага для них – особый шик.

-Они сейчас что у нас? – Догадался Виктор

- Ну не совсем , но где-то рядом по лесам гуляют.

-Виктор, вот возьми пока почитай. Ты оборотнями еще не занимался, а местность хорошо знаешь.

-Аркадий Борисович, если они магов режут их брать надо.

-Не спеши, им зимней охоты надолго хватит. Инстинкт пока успокоен. Время работает на нас. Засуетимся, только вспугнем.

Придя домой Виктор сварил кофе и углубился в чтение. Из вводной выходила интересная картинка. Когда в Азии появились первые деспоты, их методы очень темным магам понравились. Тут еще и кровавые жертвоприношения – возможность создания артефактов невиданной силы. Тогда дозоров еще не было – каменный век. Несколько светлых из Восточной Европы, что бы противостоять завоевателям  решили создать новый тип людей. Людей свободных, сильных, способных жить в гармонии с природой. Набирали естественно добровольцев. Так и появились первые оборотни, лучше они были современных хуже сведения не дошли. Только среди предков славян и германцев было достаточно много. НЕ все могли контролировать маги. Тем более инициация была обрядом не требовавшим личного присутствия, разве очень простеньких и быстросоздаваемых артефактов. Что-то менялось в ритуале со временем. И результат не заставил себя ждать. Изменения стали передаваться по наследству, непреодолимый инстинкт охоты, еще целая куча мелочей, возможность для инициации использовать кровь или шерсть оборотня. Времена изменились, и искаженные оборотни стали злом для развития человеческого общества. Но уничтожить окончательно их было уже очень трудно. К тому же оборотни уже расползлись по всей Европе.

 

***

Светлый выскочил из «тоннеля» и ударил. Волчица была уже почти мертва. Волк успел кинуться и порвать артерию. Светлый был высокого уровня, возможно и первого. Но то заклятие которым он ударил по Волчице он подготовил до переноса. После «тоннеля» и заклятия брошенного в Волчицу он промедлил. Только когда Волк кинулся он начал свое заклинание. Волк понял что умрет. Он не знал, какое заклинание убило его Волчицу и что именно убьет его. Волки не понимают магических тонкостей. Но и Светлый после этого не жилец. Он бросился по «тоннелю» первым надеясь накрыть всех в одиночку. Остальные далеко и идут пешком. Сил у Светлого больше не было он выдохся. Маг умрет от элементарной потери крови.

Волк с Волчицей умирали вместе как в сказках о любви. Это была хорошая смерть. Славная. Было немного грустно, что всё вот так кончается. Не будет больше Охоты, не будет леса, солнца, его Волчицы, его весны. Но остались двое Волчат. В Москве. Близнецы. У Волков часто рождаются близнецы. Стая позаботится о них, воспитает. Тем более их отец убил Светлого дозорного, мага высокого уровня. Это почетно, жалко посмертно.


Партизанская романтика


СМС

СМС ничего не значит,

Но если сможешь то позови

Мы с тобою как Малдер и Скали

Среди странных явлений любви

 

Мы с тобою уходим в разведку.

И нам больше не нужен связной.

Нас останется только двое.

Ты и я, я и ты со мной.

 

И пускай мы не видим друг друга.

И неделю молчит позывной.

На границе незримого круга

Только мы, только мы с тобой.

 

Знаем истина где-то рядом,

Только это может спасти.

Мы  с тобою обходим засады,

Попадающиеся на пути.

 

На невидимой линии фронта.

Наши стрелки по стрелкам часов.

Наши руки берут аккорды.

На телах, заменяя смысл слов.

 

Люди

Вечен богов квест. Сон у богов хмур.

Станция и переезд, и телефон мон амур.

Не спи на моем плече мне скоро уходить

В этой куче вещей что-нибудь не забыть.

Солнце сквозь пальцы рук. Тает последний снег.

Деревья скрывают испуг, готовя из леса побег.

Космос меньше окна, на мониторе весь мир.

Но между нами стена. И ангел хранитель – мой конвоир.

 

В больших каменных коробках сидят большие голые обезьяны и думают, что они люди, какие они смешные люди.

 

 

Мы как звери

Мы как звери в темной чаще

Буйной страстною весной

снег сошел, а мы сплетались

под столетнею сосной

 

мы сплетались, расплетались

воздух был пьяняще чист

мы взбирались к наслажденью

муравьем на тонкий лист

 

мы спускались в подземелья.

мы взлетали до небес.

И был с нами, между нами,

Нами был весенний лес.

 

 

 

Запасы памяти

Кончилось лето

Забавное занятие жечь свои стихи

На зыбком пламени дешевой зажигалки.

Забавное занятие выкидывать куски

Того, что было дорого и жалко

 

Бумага превращается в тлеющий листок

По ветру улетают отдельные частицы

Рождает солнце новый день

Восток расклеивает слипшиеся сонные ресницы

 

Недобрая погода днем опять жара

По направленью к осени потерянному где-то

Сгорел последний. Все теперь пора.

Сгорел листок. Сегодня кончилось лето.

 

Космонавт

Полоса отчуждения черных очков

Доски крест накрест явка провалена

Рук ожидают кнопки звонков

Космос ждет потомков Гагарина

 

Темная смута черной тоски.

Темный проем заплетает измена

Падают звезды от чьей-то руки

Падают звезды смыкаются стены.

 

Ложная память шепчет отбой

Горнист поперхнулся на первой же ноте

Дом ненавижу, возвращаясь, домой

Песни из рвоты и мысли из рвоты

 

Слабой надеждой головой в переплет

Все окна настежь снаружи свобода

10 секунд нормальный полет

Я космонавт этого года

 

Восток

Выйду из себя, затопив берега.

Разольюсь в бессилье по долинам водой.

На западе дожди, на севере снега

В середине облетает лист золотой.

 

На юге Война играет с огнем

Все не угомонится, который год.

По болотам Сусанин поляки при нем.

Лишь солнце встанет, пойду на восход.

 

Где в бескрайних лесах уходит зверье

В берлоги и чащи встречать Новый год.

Где старый охотник отставил ружье

Сидит у костра и чего-то ждет

 

Чужая котомка у развилки дорог

Увижу туман – предрассветную муть

Пойдем со мной, а дядька Восток

Благословит на неистовый путь

 

Подарит дорогу таежной тропой,

Где крадется месяц за ветвями как зверь

Оставь все дела и ступай за мной

Мы дойдем до края и откроем дверь.

 

Контуженый боец.

Общепринятый выход – дыра в заборе

Разобщенная связь чужих городов

Выданы коды, известны пароли.

Сорваны ручки и дужки замков.

 

Хруст под ногами разбито стекло

Последняя карта ложится на стол

Все козыри биты, дороги замело

Я больше не верю… даже в рок-н-ролл

 

Последняя фаза вялой войны

Правого рельса с противоположным

Провод длиной от весны до весны

Делает ничью единственно возможной

 

Силуэты деревьев вдали за окном

Листья облетели, остались голые сучья

Жизнь отложена куда-то на потом

контуженый боец ждет своего случая

 

вперед к горизонту туда, где свои,

где же кончаются эти болота

слева бои и справа бои

и дальше ползти уже совсем не охота

 

Сивка

Укатали Сивку крутые горки

Разбежались мыши попрятались в норки

Завизжал напильник, заскрипел шатун

По утру поднял сушняк и колотун

На кривой дорожке веток накидали

Разлетелись дрожки да как бы не пропали

Сивка через поле, вдоль по магистрали

Тянет за собою грузы и печали

Впереди дорожка ямы да угоры

 тяжело лошадке да поспевает споро

возчик замахнулся, ворон прокричал

утонул кораблик не нашел причал

 

тихо в чистом поле степь да степь кругом

 огонек какой-то дрогнул за холмом

что там за застава, что за фонари

только остановят, и тогда смотри

собирай пожитки да гони быстрей

и молись дорогой, чтобы путь прямей

на Бога положившись, не забудь ножа

ждут тебя у леса ночные сторожа

птица прокричала, затрещал ивняк

распрягай родимый - пропал за просто так

ждет тебя темница колода и подклеть

поглядим, возница как ты будешь петь

сосны покачнулись – ветер налетел

всыпь лошадке жару. Вдруг еще успел

Скидавай на землю все что тяжело

что б как ветру в поле было весело

не спасти поклажу голову б сберечь

пусть не верят, скажем, иначе не успеть

только б до рассвета на широкий тракт

там гони как знаешь если не дурак

колесо слетело, не стерпела ось

Сивка захрапела, распрягать пришлось

по глазам ветвями лошадь прямо в топь

из огня да в пламя вот и вся любовь

в грязи и отрепьях ночка принесла

 в холод мелкий дождик на краю села

заперты ворота песий лай кругом

стучи куда придется, может, пустят в дом.

 

Сказка

Хочешь? я расскажу тебе сказку

О том, как весело жить на этом белом свете

Хочешь? Я подарю тебе маску

Тебя никто не узнает на нашей планете

Слышишь? Во дворе шумят грозы

Им, наверное, нечего делать летом

Видишь? В лесу таятся березы

Но скоро их пустят на новые газеты

Значит скоро выйдут новые газеты.

 

Тише в деревьях прячется ветер

Он смеется, швыряясь охапками листьев

Выше играют лунные дети

Кидает небо на землю звездные кисти.

Солнца на небе больше не видно

Туманный день на равнины прячет героев

Позже расставит дождь свои сети

И перед самым рассветом он тебя смоет

Наступит рассвет, и он тебя смоет.

 

 

С почином, Вас, Глеб Георгич

Правильно поставить вопросы
Правильно расставить акценты
Высохли весенние росы
И плюс 40 адского лета

Разбивается жизнь на осколки
Вырывает кусками страницы
Разбрелись одинокие волки
Разлетелись райские птицы